Работа, хобби, мысли...

Томас Манн «Волшебная гора» 

О личности:

  1. молодой еще некрепко сидит корнями в жизни
  2. он ел много просто из самоуважения
  3. Человек живет не только своей личной жизнью, как отдельная индивидуальность, но – сознательно или бессознательно – также жизнью целого, жизнью современной ему эпохи.
  4. Его порок ему идет во вред – впрочем, что это был бы иначе за порок…
  5. словами «все это – человеческое» можно оправдать любую распущенность и расхлябанность.
  6. Мы, может быть, просто трудные дети нашей жизни, только и всего.
  7. если человек глуп, да в придачу еще болен – это… , наверно, самая печальная вещь на свете
  8. «человек» вообще и «совершенное здоровье» – понятия совместимые.
  9. Душа без тела – нечто настолько же нечеловеческое и ужасное, как и тело без души, впрочем – первое редкое исключение, второе – правило.

О национальном вопросе:

  1. в русских женщинах, в их натуре есть какая-то свобода, широта…
  2. Сочувствие и бесконечное терпенье – вот его (востока) способ относиться к страданию.
  3. Тебе, вероятно, трудно понять, что человек одержим чувством независимости? Может быть, это у меня от моего народа.
  4. Буржуа, гуманист и поэт, вот вам немец, весь как полагается. Bourgeois, humaniste et poete – voila l’Allemand au complet, comme il faut!
  5. в основе борьбы за господство на земле лежат два принципа: сила и право, тирания и свобода, суеверие и знание, принцип косности и принцип кипучего движения вперед, прогресса. Первый можно назвать началом азиатским, второй – европейским, ибо именно Европа – родина бунта, критики и преобразующей деятельности, тогда как Восток является воплощением неподвижности и бездеятельного покоя.

О любви и женщинах:

  1. Страх, приличия, брезгливость целомудрия, трепетная жажда чистоты – все это подавляет любовь
  2. Симптомы болезни – это замаскированная любовная активность, и всякая болезнь – видоизмененная любовь
  3. Господи боже мой, ведь жизнь прекрасна! Она прекрасна потому, что женщины одеваются соблазнительно
  4. любовь – ничто, если в ней нет безумия, безрассудства, если она не запретна, если боится дурного. А иначе – она только сладенькая пошлость, годная служить темой для невинных песенок
  5. Один любит, другой владеет

О времени:

  1. когда за ним следишь, за временем, оно идет очень медленно
  2. длина одной минуты такова, какой она тебе кажется, когда ты измеряешь себе температуру
  3. движение стрелки есть движение в пространстве, не так ли? Нет, подожди, постой! Значит, мы измеряем время пространством.
  4. То, что мы определяем словами «скука», «время тянется»,– это скорее болезненная краткость времени в результате однообразия
  5. если один день как все, то и все как один
  6. ждать – значит обгонять, значит чувствовать время и настоящее не как дар, а как препятствие, значит, отвергая их самостоятельную ценность, упразднить их
  7. Там, где много пространства, много и времени – недаром про них говорят, что это народ, у которого есть время и который может ждать.
  8. Время – дар богов,.. данный человеку, чтобы он использовал его… ради человеческого прогресса.

О смерти, болезни, жизни, похоронах:

  1. болезнь и смерть – это дело несерьезное, своего рода тунеядство, серьезна, собственно говоря, только жизнь
  2. умирающий – это существо гораздо более благородное, чем какой-нибудь ражий болван, который разгуливает себе по жизни
  3. при полном однообразии самая долгая жизнь ощущалась бы как совсем короткая и пролетала бы незаметно.
  4. В похоронах есть что-то утешительное, и мне казалось не раз: когда ищешь утешения – надо идти не в церковь, а на какие-нибудь похороны.
  5. раннее и неоднократное соприкосновение со смертью создает некое устойчивое душевное состояние, при котором в человеке развивается особая чувствительность и восприимчивость к грубости и беспощадности неразумной земной суеты, скажем – к ее цинизму.
  6. смерть достойна почитания как колыбель жизни
  7. смерть как самостоятельная духовная сила – это в высшей степени распутная сила, чья порочная притягательность без сомнения очень велика, но влечение к этой силе бесспорно является самым жестоким заблуждением человеческого духа.
  8. болезнь и отчаяние – это нередко тоже особые формы распущенности.

О литературе и слове:

  1. литература есть не что иное, как сочетание гуманизма и политики
  2. прекрасный почерк приводит к прекрасному стилю
  3. слово – это человеческая честь, и лишь слово делает жизнь достойной человека.
  4. Прекрасно писать,.. это почти то же, что прекрасно мыслить
  5. критика – источник развития и просвещения.
  6. Но ирония, которая ни на мгновенье не расходится с трезвой мыслью, что же это, с позволения сказать, за ирония, если уж на то пошло? Сухая материя, прописная истина!

Гуманизм и вообще:

  1. любая история должна быть прошлым, и чем более она – прошлое, тем лучше
  2. И всякое начало трудно. Да и вообще трудна всякая работа, если она заслуживает этого названия
  3. Кто-нибудь должен же относиться к человеческим словам серьезно,
  4. Не следует снимать с гуманиста обязанность воспитывать людей, ее просто нельзя отнять у него, ибо только он может передавать молодежи идеи человеческого достоинства и красоты.
  5. всякий здоровый принцип может привести только к здоровым результатам
  6. Гуманизм с самого начала боролся за свободу мысли, за жизнерадостность, за то, чтобы небо предоставить воробьям.
  7. Покой – первая обязанность гражданина, от нетерпения – один вред.
  8. Психоанализ хорош, если он – орудие просвещения и цивилизации, хорош, поскольку он расшатывает глупые взгляды, уничтожает врожденные предрассудки, подрывает авторитеты, – словом, хорош, когда он освобождает, утончает, очеловечивает и делает рабов зрелыми для свободы. И он вреден, очень вреден, поскольку тормозит деяние, подтачивает корни жизни оттого, что не в силах дать ей форму.
  9. привыкаешь даже к тому, что не можешь привыкнуть.
  10. порядок и отбор – первый шаг к познанию, ибо страшнее всего тот враг, который неведом
  11. Мадам Шоша [на портрете] казалась лет на десять старше, как бывает обычно на дилетантских портретах, когда художник гонится за характерностью.
  12. Великие моралисты вовсе не были добродетельными, они были порочными, искушенными в зле, великими грешниками, и они учат нас по-христиански склоняться перед несчастьем

    Книга два:

    1. Свобода — это закон человеколюбия, а никак не злоба и нигилизм.
    2. А на что же существует политика, как не для того, чтобы предоставить другому случай морально себя скомпрометировать?
    3. В возможность войны верит тот, кто недостаточно ее ненавидит!
    4. Красота тела абстрактна, реальна только внутренняя красота
    5. Лишь готическое искусство в своем аскетизме по-настоящему пессимистично
    6. Орудием познания является вера, а интеллект вторичен. 
    7. в основе внутреннего человеческого конфликта лежит исключительно противоречие между личными и общими интересами
    8. Смысл демократии в индивидуалистической поправке к абсолютизму государства, любого государства. 
    9. душа государства — деньги
    10. дух суверенен, воля его свободна, и это он определяет нравственный мир
    11. Подобно многим одаренным евреям, Нафта от природы был и революционером и аристократом; этот социалист спал и видел, как бы самому приобщиться к изысканному и замкнутому образу жизни надменных высших кругов.
    12. Будет только хорошо, сказал он, если мы сразу оговорим, что религия не имеет никакого отношения ни к разуму, ни к нравственности. 
    13. … чтобы действовать, нужно прежде всего знать, какую справедливость имеешь ввиду: ту, которая хочет отдать каждому принадлежащее ему, или ту, которая хочет дать всем одно и то же. 
    14. Мужчину опьяняет желание. Женщина требует, чтобы его желание опьяняло её. 
    15. Тайны раскрываются или в самых простых словах или не раскрываются вовсе. 
    16. Мы приходим из тьмы и уходим во тьму, между этим лежат переживания, но начало и конец, рождение и смерть нами не переживаются, они лишены субъективного характера. Как события, они целиком относятся к сфере объективного. 
    17. … пока мы есть — смерти нет, а когда есть смерть — нас нет; таком образом между нами и смертью не возникает никаких конкретных связей, это такое явление, которое вообще нас не касается… 
    18. … никто не обязан истинной образованностью современной школе и что свободное, общедоступное обучение, осуществляемое с помощью публичных лекций, выставок, фильмов, несравненно выше всякого образования, получаемого в школе.