Работа, хобби, мысли...

Владимир Владимирович Маяковский

  1. Ведь если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно?
  2. В наших жилах — кровь, а не водица…
  3. Если буду совсем тряпка — вытрите мною пыль с вашей лестницы.
  4. Еще позавчера я думал, что жить сквернее нельзя. Вчера я убедился, что может быть еще хуже — значит, позавчера было не так уж плохо.
  5. В моде
    в каждой
    так положено,
    что нельзя без пуговицы,
    а без головы можно.
  6. Юридически — куда хочешь идти можно, но фактически — сдвинуться никакой возможности.
  7. Радость
    ползет улиткой,
    у горя —
    бешеный бег.
  8. Что кипятитесь?
    Обещали и делим поровну:
    одному — бублик,
    другому — дырку от бублика.
    Это и есть демократическая республика.
  9. Превращусь
    не в Толстого, так в толстого,
    ем,
    пишу,
    от жары балда.
    Кто над морем не философствовал?
    Вода.
    Вчера
    океан был злой,
    как черт,
    сегодня
    смиренней
    голубицы на яйцах.
    Какая разница!
    Все течет…
    Все меняется.
  10. Помни
    это
    каждый сын.
    Знай
    любой ребёнок:
    вырастет
    из сына
    свин,
    если сын —
    свинёнок.
  11. Город зимнее снял.
    Снега распустили слюнки.
    Опять пришла весна,
    глупа и болтлива, как юнкер.
  12. Уходите, мысли, восвояси,
    Обнимись,
    души и моря глубь.
    Тот,
    кто постоянно ясен —
    тот,
    по-моему,
    просто глуп.
  13. Слабосильные топчутся на месте и ждут, пока событие пройдет, чтоб его отразить; мощные забегают вперед, чтоб тащить понятое время.
  14. >Нести не могу —
    И несу мою ношу.
    Хочу её бросить —
    И знаю,
    Не брошу!
  15. Море уходит вспять.
    Море уходит спать.
  16. Светить всегда,
    светить везде,
    до дней последних донца,
    светить —
    и никаких гвоздей!
    Вот лозунг мой
    и солнца!
  17. Для веселья планета наша мало оборудована,
    Надо вырвать радость у грядущих дней!..
    В этой жизни помереть не трудно,
    Сделать жизнь значительно трудней.
  18. Неудачник не тот, кого рок грызет и соседи пальцем тычут судача… НЕУДАЧНИК -тот кому ПОВЕЗЕТ-а он не сможет словить удачу!..
  19. В любом учреждении есть подхалим. Живут подхалимы, и неплохо им. Подчас молодежи, на них глядя, Хочется устроиться — как устроился дядя. Но как в доверие к начальству влезть? Ответственного не возьмешь на низкую лесть.

Женское:

  1. Я в Париже живу как денди,
    Женщин имею до ста.
    Мой член как сюжет в легенде,
    Из уст переходит в уста.
  2. … мужчины, залежанные, как больница, и женщины, истрёпанные, как пословица…
  3. И в пролёт не брошусь,
    и не выпью яда,
    и курок не смогу над виском нажать.
    Надо мною,
    кроме твоего взгляда,
    не властно лезвие ни одного ножа.
  4. Слов моих сухие листья ли
    заставят остановиться,
    жадно дыша?
    Дай хоть
    последней нежностью выстелить
    твой уходящий шаг.
  5. Красивая женщина — рай для глаз, ад для души и чистилище для кармана.
  6. Брошки — блещут…
    на тебе! —
    с платья
    с полуголого.
    Эх,
    к такому платью бы
    да ещё бы…
    голову.
  7. Вот вы, женщина, на вас белила густо,
    вы смотрите устрицей из раковин вещей.
  8. — То лезут к любой,
    была бы с ногами.
    Пять баб
    переменит
    в течении суток.
    У нас, мол,
    свобода,
    а не моногамия.
    Долой мещанство и предрассудок!
    С цветка на цветок
    молодым стрекозлом
    порхает, летает и мечется.
    Одно ему в мире кажется злом —
    это алиментщица.
    Он рад умереть,
    экономя треть,
    три года судиться рад:
    и я, мол, не я,
    и она не моя,
    и я вообще кастрат.
  9. Но за что ни лечь —
    смерть есть смерть.
    Страшно — не любить,
    ужас — не сметь.
  10. Мир
    опять
    цветами оброс,
    у мира
    весенний вид.
    И вновь
    встает
    нерешенный вопрос —
    о женщинах
    и о любви.
  11. Прости меня,
    Лиленька,
    миленькая,
    за бедность
    словесного мирика.
    Книга должна называться «Лиленька»,
    а называется «Лирика».
  12. Не поймать
    меня
    на дряни,
    на прохожей
    паре чувств.
    Я ж
    навек
    любовью ранен —
    еле-еле волочусь.
  13. Погибнет все.
    Сойдет на нет.
    И тот,
    кто жизнью движет,
    последний луч
    над тьмой планет
    из солнц последних выжжет.
    И только
    боль моя
    острей —
    стою,
    огнем обвит,
    на несгорающем костре
    немыслимой любви.
  14. Флоты — и то стекаются в гавани.
    Поезд — и то к вокзалу гонит.
    Ну а меня к тебе и подавно —
    я же люблю! —
    тянет и клонит.
  15. Хотите —
    буду от мяса бешеный
    — и, как небо, меняя тона —
    хотите —
    буду безукоризненно нежный,
    не мужчина, а — облако в штанах!
  16. Иди сюда,
    иди на перекрёсток
    моих больших
    и неуклюжих рук.
    Не хочешь?
    Оставайся и зимуй,
    и это
    оскорбление
    на общий счёт нанижем.
    Я всё равно
    тебя
    когда-нибудь возьму —
    одну
    или вдвоём с Парижем.

Советы:

  1. Затхлым воздухом —
    жизнь режем.
    Товарищи,
    отдыхайте
    на воздухе свежем.
  2. Нельзя человека
    закупорить в ящик,
    жилище проветривай
    лучше и чаще.
  3. Убирайте комнату,
    чтоб она блестела.
    В чистой комнате —
    чистое тело.
  4. Болтливость —
    растрата
    рабочих часов!
    В рабочее время —
    язык на засов!
  5. Болезнь и грязь
    проникают всюду.
    Держи в чистоте
    свою посуду.
  6. Курить —
    бросим.
    Яд в папиросе!
  7. Мойте окна,
    запомните это,
    окна — источник
    жизни и света.
  8. Сильным средством лечиться надо,
    наружу говор скрытненький!
    Примите против внутренних неполадок
    Внутреннее лекарство самокритики.

О Боге:

  1. Будет луна.
    Есть уже
    немножко.
    А вот и полная повисла в воздухе.
    Это бог, должно быть,
    дивной
    серебряной ложкой
    роется в звезд ухе.
  2. И Бог заплачет над моею книжкой!
    Не слова — судороги, слипшиеся комом;
    и побежит по небу с моими стихами под мышкой
    и будет, задыхаясь, читать их своим знакомым.
  3. Всемогущий, ты выдумал пару рук,
    сделал,
    что у каждого есть голова —
    отчего ты не выдумал,
    чтоб было без мук
    целовать, целовать, целовать?!
  4. Я люблю! Потревоженные птицы
    Взметнутся в перламутровое небо.
    Как же глупо молчать об этом,
    Ощущая себя Тебя частицей!
    Я люблю! Об улицы города
    Тысячекратно отразится,
    Срезонирует завистливое эхо.
    Так вот оно какое, сверхчувство,
    Охватившее сверхчеловека!
    Вызывайте скорую, пожарных, милицию!
    Хватайте, лечите, тушите… Слышите?
    Я ЛЮБЛЮ!!!!
  5. Делай что хочешь.
    Хочешь, четвертуй.
    Я сам тебе, праведный, руки вымою.
    Только —
    слышишь! —
    убери проклятую ту,
    которую сделал моей любимою!
  6. Вот я богохулил.
    Орал, что бога нет,
    а бог такую из пекловых глубин,
    что перед ней гора заволнуется и дрогнет,
    вывел и велел:
    люби!
  7. Если правда, что есть ты,
    боже,
    боже мой,
    если звёзд ковёр тобою выткан,
    если этой боли,
    ежедневно множимой,
    тобой ниспослана, господи, пытка,
    судейскую цепь надень.
    Жди моего визита.
    Я аккуратный,
    не замедлю ни на день.
    Слушай, всевышний инквизитор!

Анекдоты:

  1. — Маяковский, что вы все подтягиваете штаны? Смотреть противно!..
    – А если они у меня свалятся?
  2. – Я должен напомнить товарищу Маяковскому, – горячится коротышка, – старую истину, которая была ещё известна Наполеону: от великого до смешного – один шаг…
    Маяковский вдруг, шагнув к говоруну, соглашается: – И я его делаю.
  3. — Не спорьте с Лилей. Лиля всегда права.
    — Даже если она скажет, что шкаф стоит на потолке?
    — Конечно.
    — Но ведь шкаф стоит на полу!
    — Это с вашей точки зрения. А что бы сказал ваш сосед снизу?
  4. — Мы с товарищем читали ваши стихи и ничего не поняли.
    — Надо иметь умных товарищей.
  5. Как-то Маяковскому сказали:

    — «Ваши стихи слишком злободневны. Они завтра умрут. Вас самого забудут. Бессмертие — не ваш удел…»

    —«Зайдите через столетие, — ответил Маяковский, — посмотрим»

  6. — Маяковский! Ваши стихи не греют, не волнуют, не заражают!
    — Мои стихи не печка, не море и не чума!
  7. — Маяковский, каким местом вы думаете, что вы поэт революции?
    — Местом, диаметрально противоположным тому, где зародился этот вопрос.
  8. — Маяковский, вы считаете себя пролетарским поэтом, коллективистом, а всюду пишите: я, я, я…
    — А как вы думаете, Николай Второй был коллективистом? А он всегда писал: «Мы, Николай Вторый…» И нельзя везде во всем говорить «мы». А если вы, допустим, начнете объясняться в любви к девушке, что же, вы так и скажете: «Мы вас любим»? Она же спросит: «А сколько вас?»
  9. Политехнический институт, Владимир Маяковский выступает на диспуте о пролетарском интернационализме:
    — Вот вы писали, что «среди грузинов я грузин, среди русских я русский», а среди дураков вы кто?
    — А среди дураков я впервые!
  10. На одном из собраний в 20-е годы… Голос из зала: «Маяковский, вам кольцо не к лицу!» Маяковский: «Потому я его и не ношу на носу».
  11. Однажды встретив Гоппа на улице, Маяковский спросил: «Что пишите?»
    Гопп ответил: «Повесть».
    Маяковский: «Как называется?»
    Гопп: «Скверная сказка».
    Маяковский: «Какая тема?»
    Гопп стал развивать свои мысли: «Ну, знаете, Владимир Владимирович, как вам сказать… Эта тема уже давно носилась в воздухе…»
    Маяковский перебил: «Портя его…»
    Гопп обиделся: «Почему — портя?»
    Маяковский пояснил: «Ну, как же? Если сказка скверная, то какого же запаха от нее можно ожидать!»